Главная      Пресса      Интервью
События
Публикации
Интервью

Нанотехнологии изучаются с помощью самого современного оборудования

Научно-образовательные центры должны интегрировать науку и образование. Как создаются такие центры и чем именно они занимаются, «Известиям» рассказал ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаил Стриханов.

Михаил Стриханов

 

Известия: Михаил Николаевич, чувствует ли НИЯУ МИФИ поддержку государства?

Михаил Стриханов: Разумеется. После присвоения нам категории «национальный исследовательский университет» правительством была утверждена программа развития вуза. Сегодня мы получаем из федерального бюджета 400 миллионов рублей ежегодно, и еще столько же – от госкорпорации «Росатом». Программа рассчитана на 10 лет.

И: На что идут эти деньги?

М. Стриханов: Разработка новых образовательных программ, развитие имущественного комплекса, работа по привлечению абитуриентов и закреплению выпускников на предприятиях атомной отрасли, создание системы единого образовательного пространства. Дело в том, что у нас очень большой университет, он состоит из двух десятков региональных подразделений, разбросанных по всей России, и очень важно объединить их все в одну научно-образовательную систему.

И: Как в эту картину вписывается концепция научно-образовательных центров?

М. Стриханов: Ну, это история довольно давняя. О таких центрах говорили еще четверть века назад. С конца 1990-х термин «научно-образовательный центр» прочно укоренился в университетской среде. Первый НОЦ в области нанотехнологий был создан совместно с Курчатовским институтом в 2007 году. Сейчас у нас более 50 научно-образовательных центров, организованных совместно с НИИ и предприятиями «Росатома» и Российской академии наук, из них 10 – по направлению нанотехнологии и наноматериалы. Главная идея, лежащая в основе таких центров, – интеграция науки и образования. Не бывает качественного образования без активной научной работы. Если студенты с 3–4 курса привлекаются к научной работе, то отношение к образованию у них кардинально меняется и из них получатся настоящие исследователи.

И: В чем отличие первых НОЦов от нынешних?

М. Стриханов: Отличие в основном в государственной поддержке. Минобрнауки стало очень мощно финансировать НОЦы начиная с 2007–2008 годов. И такая поддержка крайне важна. Ведь университеты оснащают свои центры самой современной аппаратурой, что возможно только при помощи государства. В частности, МИФИ приобрел оборудование на сотни миллионов рублей в рамках различных программ и конкурсов, проводимых Минобрнауки. Многое было сделано в рамках федеральной целевой программы «Развитие инфраструктуры наноиндустрии».

И: Какие задачи решают ваши научно-образовательные центры в области нанотехнологий?

М. Стриханов: Работы в области нанотехнологий – одни из самых востребованных сегодня. Исследования в этой сфере требуют применения самого современного и очень дорогого оборудования. Это атомно-силовая, туннельная и электронная микроскопия, молекулярно-лучевая эпитаксия и ионная литография. В результате мы имеем некий парадокс, очень малые объекты создаются и исследуются с помощью больших и дорогостоящих машин. Что же касается задач, то это – разработка новейших технологий, создание совершенно новых материалов со свойствами, немыслимыми 10–15 лет назад. Например, углекомпозитов – легких и прочных наноматериалов. Кроме того, хотелось отметить создание в нашем вузе достаточно мощного центра нано- и СВЧ-электроники. Финансировались эти работы в рамках различных государственных программ. В результате возник практически уникальный центр коллективного пользования, которому может позавидовать любой университет.

И: И каких успехов вы уже достигли?

М. Стриханов: В 2009 году коллектив МИФИ совместно с нашими коллегами из других институтов завоевал Премию Правительства РФ в области науки и техники за разработку радиационностойкой элементной базы микроэлектроники. Еще одно достижение – создание таблеточного эндоскопа со встроенной камерой и миниатюрным компьютером, позволяющего безболезненно проводить исследование желудочно-кишечного тракта. Cделал это устройство молодой человек, которому всего лишь 26 лет, сейчас он уже доцент МИФИ. Мы показывали эту разработку на выставке в Ганновере, где она вызвала большой интерес.

И: МИФИ продает продукцию, изобретения, разработанные в его НОЦе?

М. Стриханов: Надеюсь, что НОЦы станут фокусными точками для привлечения молодых исследователей, преподавателей, студентов и аспирантов. Главным инструментом государственной поддержки НОЦов сегодня является эффективно действующая Федеральная целевая программа «Научно-педагогические кадры инновационной России», и мы гордимся тем, что МИФИ выиграл достаточно много проектов в рамках этой программы. Причем выигрывают как маститые профессора, так и молодые исследователи.

И: Как, на ваш взгляд, должны развиваться дальше научно-образовательные центры?

М. Стриханов: Я думаю, что перспективы большие. Говоря, в частности, о нанотехнологиях, следует отметить, что эта область поддерживается президентом и правительством и является приоритетным направлением развития науки. Финансируются как научные институты и центры, так и университеты. Создана национальная нанотехнологическая сеть во главе с Курчатовским институтом. Успешно работает образовательный сегмент этой сети, состоящий из 40 университетских центров. Они обмениваются информацией и готовят студентов по междисциплинарным направлениям, то есть по тем направлениям, где требуются знания из различных дисциплин: физики, математики, химии, биологии. Сокращенно все это называется НБИК – «нано-био-инфо-когни». То есть здесь и физика, и биология, и исследования работы мозга.

И: Позволяют ли такие центры, на ваш взгляд, бороться с «утечкой мозгов»?

М. Стриханов: Сравнивая с 1990-ми, ситуация, конечно, стала лучше. Тогда говорили о массовой «утечке мозгов». А уже в 2000-х в России появились условия для работы ученых, и утечка стала меньше. Сегодня же, как мне кажется, наступил новый этап. Мы хотим создать условия не только для того, чтобы ученые не уезжали, но и для возвращения тех, кто уже уехал. Для этого правительство выделяет большие средства. Надеюсь, скоро мы будем наблюдать процесс активной интеграции нашей зарубежной научно-образовательной диаспоры в российскую науку и образование.

И: Среди молодежи желающих учиться в технических вузах, заниматься нанотехнологиями хватает, на ваш взгляд?

М. Стриханов: Смотря с чем сравнивать. Желающих стать экономистами и юристами – больше. Но если взять тех, кто выбрал естественные и технические науки, то среди них нанотехнологии, безусловно, популярны. Прежде всего потому, что молодежь видит здесь поле для самовыражения и для научного творчества. Это ведь сфера будущего. Кроме того, исследования в этой области проводятся с применением самой современной аппаратуры, что тоже привлекательно.

И: Каким вы видите развитие научно-образовательных центров в НИЯУ МИФИ в дальнейшем?

М. Стриханов: НОЦы университета будут работать в режиме центров коллективного пользования, выполняя научные и промышленные заказы, и это должно обеспечить сотрудникам нормальные зарплаты. Надеюсь также, что НОЦы обретут статус сертификационных центров. Недавно мы открыли новую кафедру по нанометрологии. Ведь, в отличие от технологий, имеющих дело с привычными размерами, контролировать нанопроцессы очень сложно. Получаются, как правило, косвенные данные, и надо их корректно обработать. Мы надеемся, что удастся заинтересовать студентов нанометрологией. Также мы планируем плотно заняться вопросами ядерной метрологии.




Программа  |  Госзаказчики  |  Формирование тематики  |  Конкурсы  |  Экспертиза  |  Контракты  |  Пресса  |  Мониторинг программы  |  Инфраструктура  |  Карта сайта